Убийство детей на улицах, в какой город превратился Чикаго?

Мы едва вздрогнули, когда услышали новость о 4-летнем мальчике, который был подстрелен в лицо, пока шёл плечом  к плечу со своей мамой.

Мы не были так расстроены, как в первый, второй или третий раз, когда ребёнок становился жертвой безжалостного вооружённого насилия в Чикаго.

В этот раз мы не выглядели такими разозлёнными. Мы не были так шокированы, что такой бессмысленный акт насилия в отношении ребенка может произойти в Чикаго.

Возможно, мы слишком привыкли к насилию. И за это нам должно быть стыдно.

Это не значит, что совсем маленький Кевен Коллинз (Kavan Collins) не заслуживает сострадания. Он заслуживает.

Невинный малыш шёл по улице со своей мамой и младшим братом, когда шальная пуля появилась, казалось бы, из ниоткуда. Когда его мать посмотрела на него, кровь шла из рта ребенка. Он весь истекал кровью, рассказала она. И плакал.

Так почему мы не были возмущены?

Может, это потому что на момент убийства Кевена, мы уже отдали большую часть наших эмоций 3-летнему Девону Куинну (Devon Quinn).

Ребёнок, только начинающий ходить, сидел в машине со своим папой на День отца, когда пуля угодила в его сонную артерию, оставив его парализованным от груди до низу и лишив возможности дышать самостоятельно. Ни Девон, ни его отец не были намеченной жертвой. Они оказались в перестрелке, когда один известный член преступной группировки открыл огонь по группе людей, состоявших во враждующей с ними банде. Теперь ребёнок, который не так давно учился стоять на ногах, больше никогда не будеть ходить вновь.

Это звучит нелепо, не так ли?

6-летней Джейлен Бермео (Jaylene Bermeo) выстрелели в спину во время того, как она рисовала мелом на тротуаре напротив дома своей тёти. Преступник, как сообщила полиция, целился в бандитов, находящихся внутри соседского дома.

Четыре дня спустя, 5-летняя девочка была ранена в ногу. Она стояла возле своего дома, когда несколько человек вышли из переулка и начали стрелять.

Это были только дети. В середине года оказалось, что более 2000 человек были ранены в Чикаго - в среднем около 10 в сутки. Это больше, чем в Нью-Йорке (NewYork) и Лос-Анджелесе (LosAngeles) вместе взятых.

Что это за город такой, если он позволяет такому случаться? И что за мы за люди, если ничего не делаем с этим?

Кевен нуждается в услугах пластической хирургии из-за деформирования черепа. Но его мать беспокоится так же и об эмоциональной травме.

«Моему сыну всю оставшуюся жизнь придётся ходить со шрамом на лице», – со слезами на глазах говорит она. – «Как же я буду объяснять ему это, когда он посмотрит в зеркало и увидит своё лицо?».

Мы эмоционально опустошены сейчас. Такое впечатление, что мы не можем выразить сопереживание, когда смотрим видео с места преступления и слушаем людей, живущих в тех местах, рассказывающих о том, как там плохо.

В ближайшие недели большинство из нас будет продолжать радоваться жизни, поскольку Чикаго становится фестивальным и интересным с приходом лета – «Вкус Чикаго (The Taste Of Chicago)», концерты на лужайке в Миллениум Парке (Millennium Park) и фейерверки на военно-морском пирсе (Navy Pier)... Мы будем стараться забыть о том, что происходит вокруг нас.

Так что, я должен сидеть сложа руки, и пусть поток насилия протекает мимо меня в этом прекрасном городе Чикаго? Вместе мы скрестим наши пальцы и будем надеяться, что перестрелки каким-то образом прекратятся или хотя бы будут происходить вдали от нас. Но мы ведь знаем, что такого не будет.

Почему я так уверен в этом?

Потому что, таким городом стал Чикаго. Равнодушным и черствым. И такими стали люди, которыми и мы являемся.

Фото к статье: