Whole Foods + Монса́нто = Здоровье?

Американский департамент сельского хозяйства вынуждает магазин Whole Foods разрешить продукты компании Монсанто

В результате 12-и летней борьбы за недопущение генно-модифицированных продуктов, созданных в Монсанто, к применению и заражению 25 тысяч органических ферм и ранчо, американские потребители и производители органических продуктов чувствуют, что их предали.

Сама себя назначившая группа элиты органики под руководством рынка Whole Foods, Organic Valley и фермы Stonyfield решили, что пора сдаться компании Монсанто. Высшее руководство этих компаний публично заявило, что они не будут больше сопротивляться массовой коммерциализации генно-модифицированных продуктов, таких как спорный продукт – люцерна раунд реди, и готовы сесть и подписать договор о “сотрудничестве” с Монсанто и Томом Висаком, вдохновителем биотехнических инноваций в Американском департаменте сельского хозяйства.

В хорошо написанном электронном письме (которое вводит в глубокое заблуждение) своим клиентам, магазин Whole Foods, одновременно с подтверждением своей поддержки органических продуктов и чистых семян, дал зеленый свет бюрократам из Американского департамента сельского хозяйства на одобрение “условной отмены” генетически созданной, устойчивой к гербицидам люцерны. За словесной игрой с понятием “условная отмена” стоит понимание того, что магазин Whole Foods и их коллеги желают смириться с массивной высадкой генетически модифицированной люцерны. Она, безусловно, распространит свои мутированные гены и семена по всей стране, заразит корм органических животных, приведет к массовому отравлению рабочих ферм.

Компенсация

В обмен на новое наступление на рабочих ферм и сельских сообществ (последние крупномасштабные исследования в Швеции показали, что, например, распыление токсического пестицида Раундап удваивает риск заболеваемости раком у рабочих ферм и сельских жителей) магазин Whole Foods предполагает, что Американский департамент сельского хозяйства займется регулированием, а не поддержкой Монсанто. Магазины Whole Foods хотят, чтобы биотехнологические монстры из Сент-Льюиса согласились платить “компенсацию” (то есть быстрые деньги) фермерам “за любые потери, связанные с заражением урожая”.

В своем электронном письме от 21 января 2011 года магазины Whole Foods призывали к “общественному надзору над Американским департаментом сельского хозяйства”, a не к тому, чтобы полагаться на биотехнологическую индустрию. В Whole Foods хорошо знают, что федеральные правила в отношении генетически модифицированных организмов (ГМО) не требуют ни проверки на безопасность перед выпуском на рынок, ни специальной этикетки. И даже если федеральные судьи многократно выносили решение о том, что нужен правительственный “надзор” над так называемым урожаем Франкен, например, Монсантовской сахарной свеклы и люцерны, то это попросту фарс. В конце указанного электронного письма магазины Whole Foods признают, что их капитуляция перед Монсанто постоянная: “Политика, установленная в отношении генетически-модифицированной люцерны, вероятнее всего приведет к учреждению правил в отношении и других урожаев генетически-модифицированных продуктов. Подлинное сосуществование необходимо”.

Почему сдается органическая корпорация?

Как следует из информированных источников, генеральные директора магазинов Whole Foods и Стонифилд являются личными друзьями бывшего губернатора Айовы, а ныне  секретаря Американского департамента сельского хозяйства, Тома Вилсака (The Secretary of the U.S. Department of Agriculture (USDA) Tom Vilsack). Они,  фактически,  вносили средства в предыдущую избирательную кампанию Вилсака. Организацией биотехнологической индустрии Вилсак был назван Губернатором года в 2001 году. Он путешествовал на корпоративном самолете Монсанто по местам проведения компании. Возможно, даже более основательной причиной капитуляции Органической корпорации является тот факт, что органическая элита стала все более изолированной от забот и чаяний органического покупателя и потребителей, покупающих местную продукцию.

Генеральные директора Органической корпорации устали от давления активистов, бойкотов и петиций. Некоторые из них сказали мне это в лицо. Они действительно верят, что война с ГМО проиграна, и пришло время забыться утешением. Они ищут утешения в так называемом сосуществовании между биотехническим “бегемотом” и органическим сообществом, которые введут общество в спячку и смоют тот неприятный факт, что и нерегулированные и не имеющие этикеток генетически модифицированные урожаи распространяют свои токсические гены по одной трети США (и одной десятой мирового пространства) урожайной земли.

Магазины Whole Foods и большинство крупнейших органических компаний сознательно отделили себя от противников генетически модифицированных усилий и обрезали все финансирование на кампании, которые занимаются пропагандой этикеток, или запрещением ГМО. Так называемый проект “Без ГМО”, финансируемый магазинами Whole Foods и гигантским продавцом цельного продукта United Natural Foods (UNFI) есть в основном попытка уйти от ответственности (хотя компании, производящие 100% органические продукты, вовлеченные в этот проект, кажется, действуют искренне). Это делается для того, чтобы показать, что сертифицированная органическая продукция в основном свободна от ГМО (мы уже знаем это, поскольку ГМО запрещены в органическом производстве), одновременно не фокусируясь на так называемых натуральных продуктах, которые составляют большую часть продаж магазинов Whole Foods и UNFI, и которые частично заражены ГМО.

Исходя из их точки зрения на перспективу “обычного бизнеса”, удачные судебные процессы против ГМО, организованные группами общественного интереса (такими как Центр безопасности продуктов), или шумная атака на Монсанто такими группами как Ассоциация потребителей органических продуктов, создают плохой общественный резонанс и отпугивают их крупных покупателей, таких как Wall-Mart, Target, Kroger, Costco, Supervalu, Publix and Safeway, и напоминают, что органический урожай и продукция, такие как кукуруза, соевые бобы, канола, медленно, но верно, заражаются ГМО Монсанто.

Основная причина, однако, почему Whole Foods призывает к сосуществованию с Монсанто, Доу Байер, Сингента, БАСФ и прочими биотехническими монстрами, в том, что они отчаянно хотят, чтобы полемика, окружающая генетически модифицированные продукты и урожаи, исчезла.

Почему?

Потому что они знают, так же как и мы, что две трети 9-и миллиардных ежегодных продаж проистекают от так называемых “натурально переработанных” и животных продуктов, которые заражены ГМО. Мы и наши союзники протестировали их так называемые “натуральные” продукты (нет сомнения, что лаборатории магазинов Whole Foods их тоже тестировали), которые содержат неорганическую кукурузу и сою. И что вы думаете? Они все заражены ГМО в отличие от их сертифицированных органических продуктов, которые в основном свободны от ГМО, или могут содержать количество, которое едва можно обнаружить.

Приблизительно две трети продуктов, которые продают магазины Whole Foods и их распространитель, United Natural Foods (UNFI), не являются сертифицировано органическими, а скорее традиционными (химически-интенсивными и содержащими ГМО) продуктами, и продуктами, которые прячутся под маской “натуральных”.

Беспрецедентный оптовый и розничный контроль над органическим рынком со стороны UNFI и Whole Foods, применяющий бизнес модель продажи дважды так называемых “натуральных” продуктов как органически сертифицированных, удвоилось с приобретением многих органических компаний многонациональными пищевыми корпорациями, такими как Дин Фудс, угрожая росту органического движения.

Скрывая заражение ГМО, совершая обман в виде “продукт натуральный”, многие добросовестные покупатели не понимают разницу между традиционными, которые рекламируют как натуральные, и теми полезными и чистыми, которые называются сертифицировано органическими.

Розничные магазины, такие как Whole Foods, и оптовые распространители, такие как UNFI, не стали образовывать своих покупателей в отношении качественной разницы между натуральными и сертифицировано органическими продуктами, удобно прячущимися за тем фактом, что почти все переработанные натуральные продукты  и продукты, которые они продают, содержат ГМО, или по-иному происходят из цепочки натуральных продуктов, где животных кормили на фермах зерном, содержащим ГМО, или использовали программу Confined Animal Feeding Operations (CAFO).

Вызывающая беспокойство тенденция в сфере органических продуктов сегодня – рассчитанное смещение некоторых, в прошлом органических, видов, сделанных из сертифицировано органических ингредиентов и продуктов, к так называемым натуральным ингредиентам. За исключением мяса, выращенного на органической траве в мясном секторе, большинство натуральных мясных  и молочных продуктов, яиц  происходят от животных, выращенных на зернах ГМО и лекарствах с использованием программы CAFO.

Whole Foods и UNFI увеличивают свою прибыль через продажу якобы натуральных продуктов по высоким ценам органических продуктов. Покупатели в большом количестве теряют выбор органического продукта, в то время как настоящие фермеры-производители органических продуктов и хозяева ранчо продолжают терять часть рынка в пользу производителя натурального продукта. Неудивительно, что менее чем один процент американских фермерских земель является сертифицировано органическим, в то время, как добросовестные, но дезинформированные покупатели довели покупки органических и натуральных продуктов до 80-и миллиардов в год, приблизительно 12% от всех продаж продовольственных магазинов.

Решение

Правдивая информация на этикетках поможет покупателю вывести так называемые натуральные ГМО продукты с рынка.

Почему нет такого понятия, как сосуществование между ГМО и органическими продуктами в Евросоюзе? Потому, что Евросоюз почти не имеет урожаев ГМО, а также генетически модифицированных продуктов на полках продовольственных магазинов. Почему так? Потому, что по законам Евросоюза все продукты, содержащие ГМО или ингредиенты ГМО, должны иметь этикетку. Покупатели имеют свободу выбора - покупать, или не покупать ГМО – в то время, как фермеры, переработчики продуктов питания и розничные торговцы имеют (по крайней мере легально) право добавлять ГМО в продукты, если они протестированы на безопасность, и на них поставлена этикетка.

Конечно, пищевая индустрия Евросоюза понимает, что покупатели, большая их часть, не хотят потреблять генетически-модифицированные продукты. Европейские фермеры и продовольственные компании, даже такие продавцы дешевой пищи как McDonalds и Wall-Mart, хорошо понимают концепцию, выраженную исполнительным лицом Монсанто, когда ГМО впервые появился на рынке: “Если вы наклеиваете этикетку на генетически модифицированный продукт, вы можете также наклеить на него череп с костями”.

Биотехнологическая индустрия и Органическая корпорация очень хорошо осознают тот факт, что североамериканские покупатели, так же как и их европейские собратья, подозрительно и неприязненно относятся к продуктам ГМО. Даже не обладая профессорской степенью, покупатели понимают, что никто не хочет, чтобы решения по их продуктовой безопасности и экологической чистоте их продуктов принимались бесконтрольными химическими компаниями, такими как Монсанто, Доу, или Дюпон – теми же людьми, которые принесли нам токсические пестициды, Оранжевый Агент, ПСБ, а теперь и глобальное потепление.

Руководители индустрий очень хорошо знают, что промышленные и государственные опросы населения за последние 16 лет показывают, что 85-95% американских покупателей хотят, чтобы на продуктах ГМО обязательно стояла этикетка. Для чего? Для того, чтобы их не покупать. Продукты, содержащие ГМО, не несут никакой пользы ни покупателям, ни окружающей среде, только вред. Вот почему Монсанто и их друзья в администрациях Буша, Клинтона и Обамы не допустили появления законов о выпуске этикеток для продуктов с ГМО и их открытую дискуссию в Конгрессе.

И хотя конгрессмен Дэнис Кусинич (демократ от штата Огайо) предоставил билль в Конгресс, призывающий к обязательному наклеиванию этикеток и тестированию на безопасность продуктов с ГМО, Конгрессу не хватило духа принять правду о необходимости этикеток и предоставления права покупателю знать, что содержится в его пище. Особенно после решения Верховного Суда в 2010 году по так называемому делу “Граждане, объединяйтесь”, которое позволило большим корпорациям и миллиардерам получить право тратить неограниченные суммы денег (и оставаться при этом анонимными, что они и делали) на то, чтобы покупать средства массовой информации, наши шансы на выход федерального закона об этикетках для ГМО, помимо воли Монсанто и Продовольственной корпорации, нереальны.

Драматизируя вертящуюся дверь между Монсанто и федеральным правительством, судья Верховного Суда Кларенс Томас, бывший главный адвокат Монсанто, внес свой решительный вклад в дело “Граждане, объединяйтесь”, давая фактически Монсанто и другим биотехническим монстрам право покупать голоса в Конгрессе, если это им будет нужно.

Ассоциация потребителей органической продукции (АПО), вместе с покупателями, фермерами, специалистами по охране окружающей среды, и союзниками из среды производителей только что начали кампанию “Правда об этикетках”, чтобы не давать Монсанто и биотехническим монстрам кормить животных и людей безэтикеточным ГМО.

Используя научные данные, юридические прецеденты и силу потребителя, АПО и наши местные коалиции будут образовывать и организовывать на самом начальном уровне давление на гигантские продовольственные сети (Wall Mart, Kroger, Costco, Safeway, Supervalu, and Publix) и на продавцов натуральных продуктов, таких как Whole Foods и Trader Joe, чтобы они добровольно вводили практику “правда об этикетках“ в отношении продуктов с ГМО, организовывая в то же время критическую массу к выпуску обязательного местного, и на уровне штата, закона о наклеивании этикеток – аналогично законам об этикетках, которые уже существуют для страны происхождения, облученных продуктов, аллергенов и канцерогенов.

Monsanto Company (Монса́нто) – транснациональная компания, мировой лидер биотехнологии растений. Основная продукция – генетически модифицированные семена кукурузы, сои, хлопка, а также самый распространенный в мире гербицид “Раунда́п”. Основанная Джоном Фрэнсисом Куини (англ. John Francis Queeny) в 1901 году как чисто химическая компания, “Монсанто” с того времени эволюционировала в концерн, специализирующийся на высоких технологиях в области сельского хозяйства.

Ключевым моментом в этой трансформации стал 1996 год, когда “Монсанто” одновременно выпустила на рынок первые генетически измененные сельскохозяйственные культуры: трансгенную сою с новым признаком “Раунда́п Рэ́ди” (Roundup Ready, RR) и хлопок “Боллгард” (Bollgard), устойчивый к насекомым. Огромный успех этих и последовавших за ними аналогичных продуктов на сельскохозяйственном рынке США стимулировал компанию переориентироваться с традиционной химии и фармакохимии на производство новых сортов семян. Roundup – торговая марка гербицида под названием глифосат, который был изобретен и выпущен на рынок “Монсанто” в начале 1970-х. В марте 2005 года “Монсанто” приобрела крупнейшую семеноводческую компанию Seminis, специализирующуюся на производстве семян овощей и фруктов.

Брони Мазус

по материалам worldtruth.tv

http://russianworldnewspaper.org

Автор: 
Брони Мазус
Фото к статье: